четверг, 1 февраля 2018 г.

"Высоцкий в России больше, чем поэт"

25 января Владимиру Семёновичу Высоцкому исполнилось бы 80 лет.  Городская библиотека №1 не оставила без внимания эту дату и провела в клубе «Встреча» мероприятие под названием «Высоцкий в России больше, чем поэт». «Угасла песня, с которой он жил и любил, ненавидел и презирал, надеялся и мечтал, болел и мучился…»


Ведущий библиотекарь рассказала о том, что Высоцкий ушёл из жизни в самом расцвете творческих сил, озвучила высказывания поэта Иосифа Бродского о поэте: «Это был невероятно талантливый человек, совершенно замечательный стихотворец. Рифмы его феноменальны. С одной стороны, его трагедия, с другой – удача, что избрал карьеру барда» и театрального режиссера Юрия Любимова: «Для меня Володя – прежде всего поэт. Он был прекрасный актер, потому что он был личностью. Ещё Володя был очень добрый человек. Если он знал, что чело-веку плохо, он обязательно находил возможность помочь». 
Вниманию слушателей были представлены интересные факты из жизни Владимира Семёнови-ча: он много лет был ведущим актёром Театра на Таганке; в 1971 году в театре был поставлен спектакль по трагедии Шекспира «Гамлет» в переводе Бориса Пастернака, главную роль в котором сыграл Высоцкий. Роль, о которой мечтает, любой актёр, стала, пожалуй, его главной театральной работой.
На встрече звучали отрывки из произведений Владимира Семёновича «Годовщина», «Баллада о детстве», «Сыновья уходят в бой», «Песня лётчика», «Натянутый канат», «Я не люблю», «Диалог у телевизора», «Песенка о слухах», «Белое безмолвие» и другие.   
Завершился разговор о поэте стихотворением Евгения Евтушенко «Россия ахнула от боли…»

Россия ахнула от боли, не Гамлета — себя сыграл,
Когда почти по доброй воле, в зените славы умирал.
Россия, бедная Россия, каких сынов теряешь ты?!
Ушли от нас навек шальные Есенины и Шукшины.

Тебя, как древнего героя, держава на щите несла. 
Теперь неважно, что порою несправедливою была.
Тебя ругали и любили, и сплетни лезли по земле,
Но записи твои звучали и в подворотне, и в Кремле.

Ты сын России с колыбели, зажатый в рамки и тиски,
Но умер ты в своей постели от русской водки и тоски.
Пылали восковые свечи и пел торжественный хорал,
И очень чувственные речи герой труда провозглашал.

Ах, нам бы чуточку добрее, когда ты жил, мечтал, страдал,
Когда в Париж хотел быстрее — в Читу иль Гомель попадал.
Теперь не надо унижений, ни виз, ни званий — ничего!
Ты выше этих низвержений, как символ или божество.

Но привередливые кони тебя умчали на погост,
Была знакомая до боли дорога чистых горьких слез.
Иди, артист, судьба-шалунья теперь тебя благословит,
И сероглазая колдунья к тебе на Боинге летит.

Вся олимпийская столица склонилась скорбно пред тобой
И белый гроб, парит как птица, над обескровленной толпой.
Но вот и всё, по Божьей воле, Орфей теперь спокойно спит,
И одинокая до боли гитара у двери стоит.








Комментариев нет:

Отправить комментарий